Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
00:01 

Еще раз о свободе как условии для любви и веры

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Я считаю написанное далеко не бесспорным. При всем моем уважении к духовной высоте авторов. Может быть, я не доросла. Но многое я очень принимаю. Автор как бы про воспитание детей пишет, и в контексте детей я трудно соглашаюсь. То есть соглашаюсь не со всем. А в отношении взрослых, пожалуй.
То есть даже так. Я знаю, что так должно быть, но для меня это пока недостижимая высота.

www.pravoslavie.ru/jurnal/64936.htm кратко - оставь человека в покое, не дави, займись собой, а его доверь Богу

читать дальше

@темы: Цитаты, Церковь, Ссылки, Господь

00:08 

Размышления

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
***
Когда б я долго жил на свете,
Должно быть, на исходе дней
Упали бы соблазнов сети
С несчастной совести моей.

Какая может быть досада,
И счастья разве хочешь сам,
Когда нездешняя прохлада
Уже бежит по волосам?


Глаз отдыхает, слух не слышит,
Жизнь потаенно хороша,
И небом невозбранно дышит
Почти свободная душа.

В.Ходасевич, 1921

Мне читали этот стих по телефону по памяти, а я слушала и думала, что никакой свободы на исходе не будет, если всю жизнь сидел в рабстве страстей, а не побеждал их. Чушь это. Самообман.
Но вне этого стихотворение показалось мне замечательным. Особенно емки выделенные слова. Я их ощутила и прочувствовала.

@темы: Господь, Грустное, Стихи, Цитаты

00:13 

Непознанная жизнь

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Из Интервью с Сергеем Худиевым. Умная Россия

“Непознанная жизнь не стоит того, чтобы быть прожитой”. Сократ

@темы: Цитаты, Жизнь

01:25 

Вовремя посланная фраза

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
"Вера моя - единственное серьезное дело жизни моей. Воистину, все остальное - комедия чувств."
свт. Николай Сербский

Хочу, чтобы было так.
СпасиБо Богу и человеку, через которую пришла эта фраза!

@музыка: Щелкунчик

@темы: Цитаты, Жизнь, Господь

08:08 

Идеальное сообщество

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Пишет r0di0n:
16.09.2013 в 21:40


Ну, что ж, всему своё время. У Худиева есть ещё такие замечательные слова:

«Мы становимся православными людьми не потому, что увидели в Церкви идеальное сообщество с идеальной историей. Для сообщества, состоящего из людей, это невозможно — но потому, что мы поверили обетованию Господа Иисуса: „Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её” (Матф. 16, 18).

А ещё Он обещал, что ищущий найдёт. Найдёт Истину, а вместе с ней — вечную радость».



URL комментария

Источник Пять писем о Правослаии к образованному человеку, о нем недоумевающему

@настроение: СпасиБо Господу и Родиону.

@темы: Ссылки, Господь, Цитаты, Церковь

00:49 

О Христе и догматах веры. Сергей Худиев

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Православие.ру, Правмир, Родион и Ученик с последней парты... сегодня везде эта статья
Буду пятой.
Бальзам на сердце и мозг.

16.09.2013 в 12:13
Пишет Ученик с последней парты:

О Христе и догматах веры
Автор - Сергей Худиев

Время от времени в православном интернете возникают новые волны препирательств о чистоте веры, и это нормально — люди всегда будут спорить о том, что для них важно. Но в этих спорах постоянно возникают две ошибки, на которые мне хотелось бы обратить внимание.

Христианская вера имеет две стороны. Есть догматическая вера — приверженность определенным вероисповедным утверждениям и определенным религиозным практикам, и есть вера личная — приверженность определенной личности, Господу нашему Иисусу Христу. Соотношение между этими двумя сторонами веры стоит рассмотреть подробнее.

«А я на Тебя, Господи, уповаю; я говорю: Ты — мой Бог» (Пс. 30:15), — говорит псалмопевец, и все Писание (особенно псалмы) полны этого личного обращения. «Ты, Господи Боже мой» — не просто Бог, сотворивший небо и землю, не просто Бог народа Божия, но Бог вот этого конкретного верующего, который взывает к Нему как к его Богу, Богу, с которым его связывают уникальные личные отношения.

Псалмопевец полагает само собой разумеющимся, что Бог знает его лично, в курсе его личных бед и грехов, и, более того, Бог проявляет глубокую личную заинтересованность в его жизни и его поступках. Бог принимает его хвалу, гневается на его грехи, указывает ему правильный путь в жизни, и уготовляет ему — лично ему — вечную радость. «Но я всегда с Тобою: Ты держишь меня за правую руку; Ты руководишь меня советом Твоим и потом примешь меня в славу» (Пс. 72:23, 24).

Это не столько вера в Бога, сколько вера Богу — доверие личности, подобное тому, которое мы могли бы испытывать к близкому человеку; кому то, кого я знаю, родному человеку, близкому другу, кому то, в отношении которого я уверен: я ему дорог, он меня не бросит, он позаботится о моих нуждах и придет ко мне на помощь в беде. Как говорится в православной Литургии, «сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим».

Дальше: Уже простейшее проявление веры — молитва, предполагает определенное догматическое содержание. Хорошо говорить о том, что все карты одинаково хороши — пока Вы не собираетесь никуда идти. Вот когда Вы соберетесь в путь, Вам придется решать — куда идти и с какой картой сверяться.

URL записи

@настроение: ем фанеру держу фасон

@темы: Господь, Церковь, Цитаты

00:42 

...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)

Фото части нижеследующего стихотворения в храме Николая и Александры на трассе Петербург-Москва.

Ищите Бога!

Ищите Бога, ищите слёзно,
Ищите, люди, пока не поздно.

И днём, и ночью, в мороз и вёсны
Ищите Бога, пока не поздно!

Найти нетрудно Творца живого,
Ведь плотью стало однажды Слово.

Пока над нами простое солнце,
А рядом где-то ручей смеётся,

Предвечный Странник в сердца стучится.
Ищите силы Ему открыться!

Ищите Бога, ищите каждый,
И вы найдёте Его однажды.

И будет радость превыше неба,
Но так ищите, как нищий — хлеба!

Полный текст отсюда. Автор неизвестен. По ссылке даются варианты авторства.

Внезапно Господь послал это:


музыка песни Геннадия Заволокин, а поет Наталья Соловьева - солистка заволокинского ансамбля "Частушка".

@темы: Господь, Песни, Стихи, Цитаты

22:31 

Внезапно. Красивое из "Ильинского вестника"

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
"человек обладает разумом и свободой, чем, собственно и обнаруживает в себе образ Божественного, т.е. высшего по отношению к миру образа бытия, но всецело реальностью не обладает. Он есть бытие условное, не имеющее причину и источник существования в самом себе, а потому зависящее от внешних условий и обстоятельств, ограниченное наличием бытие, которое ему не подвластно и которое может оказывать негативное воздействие на его жизнь."

"животные всецело детерменированы, т.е. определены окружающей их реальностью, природной жизнью"

"гордыня есть жажда самодостаточного бытия"

Из статьи о суевериях и предрассудках о.Дмитрия Лушникова (храм Сретения на Гражданском)
№ 8(39) август 2013


Заметка для себя

@настроение: не ново, но красота слова наслаждает собой

@темы: Цитаты, Господь

22:55 

О призвании, вере, Джузеппе Москати...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
"Говорить с больными о том, что не касается болезни, вошло у меня в привычку, потому что у них есть и душа... Так называемый фрейдистский психоанализ - это лечение; а что такое психоанализ? Это исповедь врачу с целью избавиться от навязчивых идей. Но это хорошо для протестантских стран, где нет исповеди, - а в нашей католической Церкви исповедь есть".
(с) Джузеппе Москати итальянский Христианин и врач начала 20 века, канонизированный Католической Церковью в 1987м в лике блаженных.

По ссылке мощные по силе воздействия и глубине размышления о призвании каждого христианина в миру на примере из ряда вон выходящей жизни вышеуказанного мирянина.

Инициатором моего интереса к этой личности стал давно рекомендованный дух.братом Кирой двухсерийный фильм "Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь". Фильм сильный, красивый, легкий и, несмотря на это, глубокий. Но очень далекий в вольности своей интерпретации от реального человека, о котором снят. Я все равно ставлю ему "смотреть обязательно" (Фильм в неплохом качестве онлайн). Но предпочитаю вышеуказанную ссылку. Читать ее времязатратно, но полезно и усладительно.

Москати можно было бы сравнить со святителем Лукой Воино-Ясенецким, с о.Павлом Флоренским, с праведным о.Иоанном Кронштадтским, с о.Антонием Сурожским, по очевидным причинам оставляя за скобками догматику. С той только разницей, что он не был священником, а о.Иоанн не был врачом.

Статью о Москати... я, кажется, готова цитировать полностью. Не столько потому, что это может быть кому-то нужно, сколько потому, что там слишком много значимо и является ответом/напоминанием лично для меня.

Выписки

PS
В силу определенных семейных событий, скорее всего, до апреля-мая 2014 я существую здесь только в виде христианского монолога

@темы: Господь, Кино, Личность, Любовь, Психология-Психиатрия и т.п, Ссылки, Цитаты

23:40 

Нужное сейчас и внезапно напомненное...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
"если человек что-то держит в руке, он думает, что чем-то владеет, а на самом деле он потерял свою руку."
митр.Антоний Сурожский

«Митрополит Антоний говорил, что невозможно поверить в вечную жизнь, если в глазах хотя бы одного человека не увидеть сияния вечности. Он сам был таким человеком».
www.pravmir.ru/v-xrame-marona-pustynnika-otsluz...

@темы: Господь, Цитаты, митр.Антоний Сурожский

00:16 

Суть вещей...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
" Сегодня многие вновь предлагают нам строить жизнь без Бога" прочел священник в тихвинской девичей обители слова из послания патр.Кирилла на 1025тилетие крещения Руси.
И я прозрела. Снова.
А потом я увидела...
" многие начальствующие болеют той ложной идеей, что они должны хорошо управлять, а уже их собственная нравственность – дело неважное. То ли они лукавят, то ли невдомек этим менеджерам, что неочищенный человек других очищать не способен. "
По ссылке у моей драгоценной *Дева Озера* слова прот.Андрея Ткачева, которого давно возлюбило мое сердце за потрясающий русский язык, образность и мудрость.
И Господь зажег пламень внутри... мощный, не помещающийся... который очень-очень нужно удержать... Иначе станет пусто и холодно без него... Надо просто молчать.

Текст о.Андрея. Рассекающее лезвие Христовой благодати

@темы: Господь, Политика, Церковь, Цитаты

URL
23:33 

Макиавелли

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
В тему моих бесед о политике и морали, о Ришелье и Макиавелли, поиске идеальных политических систем, мне была послана статья уважаемого мною человека. Увидев фамилию "Макиавелли", я не смогла пройти мимо: мне давали ответ на вопросы.
Я сократила слегка. Знаю, что нужно было сократить еще больше, урезав все, кроме политики, максимально. Я думала две недели, сегодня решила, пусть будет так. Все равно никто не читает кроме меня.

------------------------------------------
"– И это говорите вы, человек, пострадавший от коммунистов?
– Да, это говорю вам я, человек, пострадавший от своей юной дурости. В молодости мы не понимаем, что порядок важнее свободы. А когда вдруг понимаем, уже поздно, и теперь в любом сквере под ногами шприцы, как куриные кости, хрустят."
Юрий Поляков, "Гипсовый трубач. Дубль два."


Макиавелли — итальянский политический мыслитель начала XVI века, с его знаменитой книгой «Государь» Почему до сегодняшнего дня идеи Макиавелли и его последователей продолжают способствовать переориентации всей мировой политики?

Перед нами феномен утраты веры в Бога, а потому — грубо искаженное понимание тайны первородного греха. В основании всех его суждений — радикальный пессимизм относительно человеческой природы. Он утверждает, что «благоразумный руководитель государства не должен держаться верности, которой он присягал, когда эта верность идет против его интересов». И объясняет: «Если бы все люди были хорошими, это правило не было бы хорошим правилом, но поскольку они плохие и не хранят по отношению к вам своих обещаний, вы не должны считать себя обязанными хранить свои по отношению к ним». Макиавелли знает, что люди плохие, но он не знает, что их порочность — не радикальна, что эта проказа не может разрушить первоначальное благородство человека, ибо человеческое естество всегда остается добрым по своей сути и в своих глубинных устремлениях. И это лежащее в основании всего добро, соприкасаясь с отдельными проявлениями зла в человеке, как раз и является тайной силой его внутренней борьбы с самим собой и духовного роста. Но горизонт Макиавелли — только земной, его понятия о человеке только плотское, и его грубый практицизм скрывает от него образ Божий в человеке.

В подобном ослеплении коренится всякая политика, опирающаяся на силу, и всякий политический тоталитаризм. В своей обычной жизни, полагает Макиавелли, люди чаще ведомы похотью и страхом. Но государь — это человек, вернее сказать, хищное животное, одаренное умом и способностью к расчету. Чтобы управлять людьми, то есть наслаждаться властью, государь должен быть одновременно лисой и львом. Страх, животный страх и осторожность животного, соединенные с человеческим искусством, — высшие регуляторы царства политики. Но пессимизм Макиавелли далек от каких-либо героических крайностей. Он вступает в согласие со злом, которое видит повсюду. Он согласен с ним, потому что в противном случае существует реальная опасность трудиться скорее для собственной гибели, нежели для собственного успеха. «Государю необходимо, — говорит он, — научиться не быть добрым, если этого требуют обстоятельства». И это совершенно логично, если главная цель — только земной успех. Вслед за Декартом он считает необходимым правилом подражать обычаям и действиям тех, с кем он должен общаться, принимая в расчет скорее то, что они делают, чем то, что говорят. Он не видит, что это хорошее правило безнравственности, ибо люди чаще живут чувствами, чем умом.

Интересно, что в подтверждение своей правоты, Макиавелли указывает даже на Церковь. По его мнению, Церковь достигает успеха, когда руководствуется такой же мудростью. Ведь не только светские властители, но и иные князья Церкви, такие как римский папа Александр VI (Борджиа), пример которого часто приводит Макиавелли, оказываются среди ее адептов. Но разве христиане должны подражать подобным князьям Церкви в их поведении? Христу и Его святым должны они следовать, согласно учению Церкви. Первый шаг человека, желающего жить согласно христианской нравственности, — решимость не принимать привычки и дела мира сего. Таково предписание Евангелия: «По делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Мф. 23, 3).

Каков же практический результат учения Макиавелли для современного сознания? Глубокий разрыв, неисцелимое разделение между политикой и нравственностью. И, вследствие этого, смертельное противоречие между тем, что называют идеализмом (ошибочно смешиваемом с нравственностью), и тем, что называют реализмом (ошибочно смешиваемом с политикой). Так рождается непримиримый конфликт между нравственностью и безжалостной реальностью.

Мы знаем эти пророческие слова Государя Николая II: «Если потребуется, я готов принести себя в жертву за Россию». Поразительно, что для Макиавелли (как и для Ницше) так называемый нравственный человек представляется жертвой. Но в каком смысле? В прямо противоположном. Он считает его слабым духом, безоружным в сражении, и вред его заключается в следовании красивым правилам отделенного от земной реальности совершенства. По мнению Макиавелли, это только видимость добродетели, мечта, самоудовлетворение и тщеславие. Вовлеченный в сложности жизни, подлинно добродетельный человек не страшится делать то, что обыкновенно именуется злом, и его действия, диктуемые справедливостью, не есть ни месть, ни жестокость в борьбе против лукавых и злых врагов. Как узнаваемы эти рассуждения — не так ли политики «практической мудрости» обвиняли нашего святого Государя в безволии и нерассудительности? В то время как сами были исполнены «измены, трусости и обмана». Необходима, учит Макиавелли, терпимость (толерантность) по отношению к существующему злу ради того, чтобы избежать большего зла или ради того, чтобы ослабить или постепенно уменьшить это зло: «наименьшее зло следует почитать благом». Даже утаивание своих замыслов от друзей — не всегда есть неверность им или двурушничество: «язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли».

Из сказанного не следует, что Макиавелли отрицал нравственные основы традиционных ценностей. Он был циником с зорким и ясным умом, скорее наследником, чем противником богатых сокровищ знания, собранных веками христианства и вырождающихся у нас на глазах. Он готов приносить похвалу правилам добродетели, если в определенных обстоятельствах они помогают достигнуть успеха. Но тут же учит своего государя быть жестоким и вероломным, если обстоятельства того требуют. И когда он пишет, что государь должен научиться не быть добрым, он прекрасно сознает, что не быть добрым значит быть злым. Но какая разница — добро или зло, добродетель или порок, если главная цель — успех?

Для Макиавелли цель политики — завоевание новых позиций и сохранение власти. На самом деле целью политики должно быть благо народа, то есть что-то существенно и конкретно человеческое, непременно связанное с нравственностью. Это благо — хорошая жизнь. И значит не только в материальном смысле. Оно должно быть связано с существенными требованиями и достоинством человека. Это благо — одновременно материальное, интеллектуальное и нравственное. Главным образом нравственное, как сам человек. Благо человеческой личности. Вероломство, измена, ложь, жестокость, убийства и другие средства подобного рода, которые могут быть (по обстоятельствам) полезными для предержащей власти или процветания государства, могут оказаться разрушительными для блага народа. Здесь на земле и в вечности. Ибо судьба человеческой личности выше времени и связана с целью, абсолютно превосходящей земные интересы. Потому мы и говорим, что власть, построенная на христианских основах, помогает наибольшему числу людей достигнуть своего конечного предназначения. Этот фундаментальный принцип политики и жизни макиавеллизм разрушил.

Если цель политики — власть, правитель должен научиться, ради сохранения ее, говорит Макиавелли, переступать через все. Многие великие политические деятели, особенно, как мы знаем, в минувшем веке, хорошо поняли и сознательно усвоили этот урок. По существу, история человечества тогда последовала этим путем.

Достаточно упомянуть только одно имя Гитлера. Абсолютный макиавеллизм сделал из политики искусство производить несчастье для миллионов людей. Все это слишком очевидно. Но ведь макиавеллизму сопутствует несомненный успех — не так ли? По крайней мере, он добивается успеха на глазах у всех в течение определенного времени. Как может он не добиваться успеха, когда все приносится в жертву ради одной цели — успеха? Здесь испытание и соблазн современного сознания. XX век более чем убедительно показал, что народы, не желающие быть поглощенными такой властью, могут остановить ее победное шествие и повергнуть на землю ее знамена только тогда, когда они жертвуют в этой борьбе своей кровью, своими богатствами, своими самыми дорогими сокровищами мирной жизни и обращают против нее все свое материальное оружие. Но не должны ли они будут, чтобы покончить с этой химерой и сохранить себя, употребить не только материальное оружие, которого в определенных обстоятельствах может не оказаться совсем, а свою мысль и свой дух? Уступят ли они искушению погибнуть ради любви к земной жизни, которая у них все равно будет отнята, может быть, вместе с небесной — из-за неверности высшему человеческому долгу?

Святой Григорий Нисский в IV веке писал о неправедной фальшиво-религиозной власти, которая будет делать абстракцией всякое добро, чтобы дойти до крайнего предела зла. Церковь не имеет права утверждать абстрактную власть, украшенную крестом, потому что служение Церкви — в проповеди Креста, который является Божией силой и нашим спасением.

Своим подвигом исповедничества святой Государь посрамил, во-первых, демократию — «великую ложь нашего времени», по выражению К. П. Победоносцева, когда все определяется большинством голосов, и, в конце концов, теми, кто громче кричит: «Не Его хотим, но Варавву» — не Христа, но антихриста. И, во-вторых, в лице ревнителей конституционной монархии он обличил всякий компромисс с ложью — не менее великую опасность нашего времени.

Были у нас выдающиеся Цари: Петр I, Екатерина Великая, Николай I, Александр III, когда Россия достигла расцвета с великими победами и благополучным царствованием. Но Николай II, при котором ее мощь продолжала неуклонно возрастать, есть прежде всего свидетель истинной православной государственности, власти, построенной на подлинно христианских принципах. Для него не существовало ни малейшего разрыва между служением государя и исполнением личного христианского долга.

До конца времен, и в особенности в последние времена, Церковь будет искушаема диаволом, как Христос в Гефсимании и на Голгофе: «Сойди, сойди со Креста». «Отступи немного от тех требований величия человека, о которых говорит Твое Евангелие, стань доступнее всем, и мы поверим в Тебя. Бывают обстоятельства, когда это необходимо сделать. Сойди со Креста, и дела Церкви пойдут лучше».

Главный духовный смысл сегодняшних событий — итог веков, зараженных духом Макиавелли, и в особенности итог XX века, — все более успешные усилия врага, направленные на то, чтобы «соль потеряла силу». Как до революции, так и теперь главная опасность заключается во «внешней видимости». Многие верят в Бога, в Его Промысл, стремятся установить православную монархию, но в сердце своем полагаются на земную силу: на «коней и на колесницы» (Пс. 19, 8). Пусть, говорят они, все будет как самый прекрасный символ: крест, трехцветное знамя, двуглавый орел, а мы будем устраивать свое, земное, по нашим земным понятиям. Но мученическая кровь святого Государя обличает отступников, как тогда, так и теперь.
------------------------------------------
www.blagogon.ru/digest/199 прот.Александр Шаргунов.

Мой комментарий:
Я не монархист. Я четко помню историю отказа людей от Бога, в т.ч. желанием царей вместо судей.
Я помню, как Кузьма на статью написал, что после "Государя" следовавшие советам гордого теоретика монархи получали революции, катилась волна крушений монархий.
А еще я помню выдержки из дневников русских императоров, искренне желавших благополучия своему народу
А еще я вспоминаю игровой фильм про гардемаринов и местного кардинала, подражающего Ришелье.
И делается мне грустно.

@темы: Цитаты, Политика

23:28 

Августин. О разности любви

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
"Исповедь". Из книги четвертой

(Речь об одном, как я понимаю, ученом муже)


Человека хвалят, и вот его заглазно начинают любить. Разве эта любовь входит в сердце слушающего от слов хвалящего? Нет! любящий зажигает любовью и другого. Поэтому и любят того, кого хвалят другие, веря, что хвала ему возглашается нелживым сердцем, а это значит, что хвалят, любя.

Так любил я тогда людей, доверяясь суду человеческому, а не Твоему, Господи, которым никто не обманывается.

Почему, однако, хвалы ему воздавались совсем иные, чем знаменитому вознице или цирковому охотнику, прославленному народной любовью? Они были серьезны и важны; такие хотел я услышать о себе самом. Я ведь не хотел бы, чтобы меня хвалили и любили так, как актеров, хотя я сам расхваливал их и любил; но я избрал бы полную неизвестность, даже ненависть к себе, но не такую славу, но не такую любовь. Какими гирями одна и та же душа развешивает разную, столь несходную любовь? Почему я люблю в другом то, что одновременно ненавижу? Я ведь гнушаюсь этим для себя и наотрез от этого отказываюсь. А мы оба, и он и я, люди! Хорошую лошадь можно любить, не желая стать ею, даже если бы это было возможно. С актером случай другой: он нашего рода. Значит, я люблю в человеке то, что для меня в себе ненавистно, хотя и я человек? Великая бездна сам человек, "чьи волосы сочтены" у Тебя, Господи, и не теряются у Тебя, и, однако, волосы его легче счесть, чем его чувства и движения его сердца.

Я больше любил его за любовь и похвалы, чем за те занятия, за которые его хвалили? Если бы те же самые люди не хвалили, а бранили его и рассказывали о нем то же самое, но с бранью и презрением, я не воспламенился бы любовью к нему, хотя ни занятия его, ни он сам не стали бы другим: другими были бы только чувства рассказчиков.

@темы: блаж.Августин, Цитаты, Психология-Психиатрия и т.п, Любовь, Господь

04:35 

Августин. О дружбе, смерти, жизни и вечности

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
"Исповедь" Из книги четвертой

Сил резать и выделять в концу не осталось. Почти полностью



Почему плач сладок несчастным? <...> Я удивлялся, что остальные любя живут, потому что тот, которого я любил так, словно он не мог умереть, был мертв: и еще больше удивлялся, что я, его второе "я", живу, когда он умер. Хорошо сказал кто-то о своем друге: "половина души моей". И я чувствовал, что моя душа и его душа были одной душой в двух телах, и жизнь внушала мне ужас: не хотел я ведь жить половинной жизнью. Потому, может быть, и боялся умереть, чтобы совсем не умер тот, которого я так любил.
<...> О, безумие, не умеющее любить человека, как полагается человеку! <...> Разве эта печаль так легко и глубоко проникла в самое сердце мое не потому, что я вылил душу свою в песок, полюбив смертное существо так, словно оно не подлежало смерти?
<...> Было и другое, что захватывало меня больше в этом дружеском общении: общая беседа и веселье, взаимная благожелательная услужливость; совместное чтение сладкоречивых книг, совместные забавы и взаимное уважение; порою дружеские размолвки, какие бывают у человека с самим собой, - самая редкость разногласий как бы приправляет согласие длительное, - взаимное обучение, когда один учит другого и в свою очередь у него учится; тоскливое ожидание отсутствующих; радостная встреча прибывших. Все такие проявления любящих и любимых сердец, в лице, в словах, в глазах и тысяче милых выражений, как на огне сплавляют между собою души, образуя из многих одну.

Вот что мы любим в друзьях и любим так, что человек чувствует себя виноватым, если он не отвечает любовью на любовь. От друга требуют только выражения благожелательности. Отсюда эта печаль по случаю смерти; мрак скорби; сердце, упоенное горечью, в которую обратилась сладость; смерть живых, потому что утратили жизнь умершие.

Блажен, кто любит Тебя, в Тебе друга и ради Тебя врага. Только тот не теряет ничего дорогого, кому все дороги в Том, Кого нельзя потерять <...> Куда бы ни обратилась человеческая душа, всюду кроме Тебя наткнется она на боль, хотя бы наткнулась и на красоту, но красоту вне Тебя и вне себя самой. И красота эта ничто, если она не от Тебя. Прекрасное родится и умирает; рождаясь, оно начинает как бы быть и растет, чтобы достичь полного расцвета, а, расцветши, стареет и гибнет. Не всегда, правда, доживает до старости, но гибнет всегда. Родившись и стремясь быть, прекрасное, чем скорее растет, утверждая свое бытие, тем сильнее торопится в небытие
<...>
Если бы твое плотское чувство способно было охватить всё, и не было бы оно, в наказание тебе, справедливо ограничено постижением только части, то ты пожелал бы, чтобы всё, существующее сейчас, прошло, дабы ты больше мог наслаждаться целым. Ведь и речь нашу ты воспринимаешь тоже плотским чувством, и тебе, разумеется, захочется, чтобы отдельные слога быстро произносились один за другим, а не застывали неподвижно: ты ведь хочешь услышать всё целиком. Так и части, составляющие нечто единое, но возникающие не все одновременно в том, что они составляют: всё вместе радует больше части, если бы только это "всё" могло быть разом воспринято. Насколько же лучше тот, кто создал целое
<...>
Зачем вам опять и опять ходить по трудным и страдным дорогам? Нет покоя там, где вы ищете его. Ищите, что вы ищете, но это не там, где вы ищете. Счастливой жизни ищете вы в стране смерти: ее там нет. Как может быть счастливая жизнь там, где нет самой жизни?<...> Жизнь спустилась к вам - разве не хотите вы подняться и жить? <...> поднимайтесь к Богу: вы ведь упали, поднявшись против Него.

@настроение: как же это все перекликается с ТоТ...

@темы: Церковь, Друзья, Господь, блаж.Августин, Цитаты

03:40 

Августин. Любимое. Обнадеживающее и подвигающее.

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Ты дал тем временем и другой ответ, который я держу в памяти. <...> Другой ответ свой дал Ты через Твоего священнослужителя, одного епископа, вскормленного Церковью и начитанного в книгах Твоих. Когда мать моя упрашивала его удостоить меня своей беседы, опровергнуть мои заблуждения, отучить от зла и научить добру (он поступал так с людьми, которых находил достойными), то он отказался, что было, насколько я сообразил впоследствии, конечно, разумно. Он ответил, что я заупрямлюсь, потому что ересь для меня внове, я горжусь ею и уже смутил многих неопытных людей некоторыми пустячными вопросами, как она сама ему рассказала. "Оставь его там и только молись за него Богу: он сам, читая, откроет, какое это заблуждение и какое великое нечестие". И он тут же рассказал, что его мать соблазнили манихеи, и она еще мальчиком отдала его им; что он не только прочел все их книги, но даже их переписывал, и что-ему открылось, безо всяких обсуждений и уговоров, как надо бежать от этой секты; он и бежал. Когда он рассказал об этом, мать моя все-таки не успокоилась и продолжала еще больше настаивать, моля и обливаясь слезами, чтобы он увиделся со мной и поговорил. Тогда он с некоторым раздражением и досадой сказал: "Ступай, как верно, что ты живешь, так верно и то, что сын таких слез не погибнет". В разговорах со мной она часто вспоминала, что приняла эти слова так, как будто они прозвучали ей с неба.

"Исповедь". Книга третья.

@темы: Господь, Любовь, Цитаты, блаж.Августин

03:35 

Августин. О соответствии закона временам при неизменности правды закона.

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)


блаженный Августин Аврелий. "Исповедь". Из книги третьей.

Сокращаю язычески. "Офтопик" оставлен для связки. Минимум пронзительного интима молитвенного, в основном психология, философия, откровения (для меня лично)

И я не знал настоящей внутренней правды, которая судит не по обычаю, а по справедливейшему закону всемогущего Бога, определившему для отдельных стран и времен нравы и обычаи, соответствующие этим временам и странам, хотя сама она всегда во всяком месте и во всякое время одна и та же. По ней праведны и Авраам, и Исаак, и Иаков, и Моисей, и Давид, и все те, кого восхвалили уста Господни. Неправедны они по суду людей непонимающих, судящих от сегодняшнего дня и меряющих нравственность всего человечества мерилом собственной нравственности. Так, человек, незнакомый с тем, куда какие доспехи надевать, захотел бы прикрыть голову поножами и обуться в шлем, а потом стал бы роптать на их непригодность; другой возмутился бы тем, что в послеполуденные часы, объявленные праздником, ему не разрешается выставлять товар на продажу, когда утром это было разрешено; третий, увидя, что в одном доме какой-то раб возится с предметами, дотронуться до которых не дозволено виночерпию, а за хлевом делается то, что запрещено перед столом, пришел бы в негодование, почему всем и повсюду не дозволено одно и то же, хотя тут и одно жилье и одна рабская семья. Таковы и те люди, которые возмущаются, услышав, что в тот век праведникам разрешалось то, что в этом праведному не разрешено. Одним Бог заповедал одно, другим - другое, в соответствии с условиями времени, но и те и другие служили одной и той же правде: так, доспехи подходят тому же самому человеку, одни для одной части тела, другие для другой; в течение того ж самого дня одним и тем же делом сейчас можно заниматься а через час уже нельзя; в той же самой усадьбе в одном углу разрешено н приказано делать то, что в другом справедливо запрещено и подлежит наказанию. Значит, правда бывает разной и меняется? Нет, но время, которым она управляет, протекает разно: это ведь время. Люди, при своей кратковременной земной жизни, не в состоянии согласовать условий жизни прежних веков и других народов, условий им неизвестных, с тем, что им известно; когда дело касается одного человека, одного дня или дома, то тут они легко могут усмотреть, что подходит для какой части тела, для какого часа, для какого отделения или лица: там они оскорблены, тут согласны.

Правды этого я тогда не понимал и не обращал на нее внимания; она со всех сторон бросалась мне в глаза, а я ее и не видел. Я декламировал стихи, и мне не дозволялось ставить любую стопу где угодно: в разных размерах это было по-разному и в любом стихе для каждой стопы было свое место. Метрика, учившая меня стихосложению, содержала все эти правила одновременно и не была в одном случае одной, а в другом другой. А я не постигал, что добрые и святые патриархи служили правде, включавшей в степени гораздо большей и более возвышенной одновременно все заповеди; ничуть не меняясь, она только заповедует разным временам не все свои заповеди сразу, а каждому то, что ему соответствует. И я, слепой, осуждал благочестивых патриархов, которые, по велению и внушению Божий, пользовались законами своего времени и возвещали, по откровению Божию, будущее.

Далее - офтопиком всё

@темы: Цитаты, Господь, блаж.Августин, Церковь

02:39 

Августин. О любви к искуству как любви к печали, и о различии состраданий

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
02:18 

Августин. Младенчество. Наблюдение изнутри.

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)


блаженный Августин Аврелий. "Исповедь". Из книги первой.

Сокращаю язычески. "Офтопик" оставлен для связки. Минимум пронзительного интима молитвенного, в основном психология, философия, откровения (для меня лично)

"<...>я не знаю, откуда я пришел сюда, в эту - сказать ли мертвую жизнь или живую смерть? Не знаю. <...> И вот постепенно я стал понимать, где я; хотел объяснить свои желания тем, кто бы их выполнил, и не мог, потому что желания мои были во мне, а окружающие вне меня, и никаким внешним чувством не могли они войти в мою душу. Я барахтался и кричал, выражая немногочисленными знаками, какими мог и насколько мог, нечто подобное моим желаниям, - но знаки эти не выражали моих желаний. И когда меня не слушались, не поняв ли меня, или чтобы не повредить мне, то я сердился, что старшие не подчиняются мне, и свободные не служат как рабы, и мстил за себя плачем. Что младенцы таковы, я узнал по тем, которых смог узнать, и что я был таким же, об этом мне больше поведали они сами, бессознательные, чем сознательные воспитатели мои. "

@темы: Господь, Психология-Психиатрия и т.п, Церковь, Цитаты, блаж.Августин

00:18 

Пост

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
16.12.2012 в 00:48
Пишет strelkuz:

Пост
Один монах спросил известного грузинского старца Гавриила, что такое пост.
"Сейчас объясню", - ответил он и рассказал монаху обо всех грехах им совершенных. От стыда монах не знал, что и делать. Упав на колени, он плакал. А старец с улыбкой сказал:
"А теперь иди ешь обед".
"Нет, отче, спасибо, я не хочу", - ответил монах.
"Вот это и есть пост, когда помнишь о своих грехах, каешься и уже не думаешь о еде".

URL записи

@темы: Господь, Цитаты

23:55 

Согласна

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
15.12.2012 в 21:37
Пишет *Дева Озера*:

Христианство – это не просто добрые дела, милые улыбки, знание обрядов, постное масло и ровное хорошее настроение души. Православие – это «голод по Богу». Это напоминание о том, что невозможно идти к Богу, перешагнув через человека.
(митр. Антоний Сурожский)

URL записи

@темы: Господь, Цитаты

моя чужая жизнь

главная