Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
01:27 

Смиренномудрие и... РИШЕЛЬЕ

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Я последнее время устала подпрыгивать... какой-то рог изобилия... или я не знаю.

Кузьма прислал статью про Ришелье. Я честно прочла. Хотя уже 2 часа, как должна спать, и вставать через 4.
Статья начинается фотографией гробницы Ришелье и цитатой Петра Первого на его счет. Дальше идут цитаты людей, которые мне близки, понятны и т.п., но которые никакого отношения к заявленному персонажу не имеют...
Статья

В общем... так сказать... мораль ясна, но вот что хотел сказать или что думает о Ришелье автор, я не поняла.
Кажется, однако, что он считает его обладателем вынесенной в заглавие добродетели, которая и стала... эм... которая и сделала возможным... его политические... успехи... Кузьма же сделал смелое предположение, что Ришелье писал о смиренномудрии в своем политическом труде: "О чем еще будет писать человек с церковным саном? Это же не Макиавелли с его циничным отношением к подданным."

Я слишком болезненно отношусь к Ришелье, чтобы рискнуть проверить...

Для эм... иллюстрации все-таки приведу две цитаты...

"Историки рассказывают, что, оказавшись в Париже, Петр I посетил церковь Сорбонны. Разглядывая величественную гробницу кардинала Ришелье, царь воскликнул: «О, муж великий! Я готов отдать тебе половину моего царства, чтобы ты научил меня управлять другой половиной!» На календаре был май 1717 года. Самодержец к тому времени правил Россией уже 35-й год.

Как построить идеальное государство? Хотя это один из «вечных» философских вопросов, свой практический ответ на него приходится искать любому руководителю. Мыслители Запада и Востока составили свод многочисленных правил управления. Но все они оказываются бесполезными без такого личного качества правителя, как смиренномудрие."

<... на самом деле хорошо и красиво - цитаты тех самых мыслителей... но не буду>

Без смиренномудрия даже исключительные таланты правителя приводят, как минимум, к спорным результатам. Грандиозные преобразования Петра Великого до сих пор оцениваются неоднозначно. Вот и в ответ на его восторженные слова у гробницы прославленного кардинала в Сорбонской церкви кто-то сказал: «Вы действительно готовы отдать Ришелье половину своего царства? Не советую. Он быстро приберет к рукам и вторую половину».

@темы: Господь, Политика, Ссылки, Статьи, Цитаты

02:12 

Про новостные нечистоты, осуждение и выход - молитву

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Как я ждала, что хоть кто-нибудь это скажет! Аллилуйа, дождалась!

Давайте молиться! - Источник.

Выдержки:

<...> Про лавины новостного негатива, обуждения-осуждения и т.п.
Братья и сестры, может, хватит? Я не предлагаю закапываться в пещеры, а лишь хочу напомнить, что середина уж Рождественского поста! Да, новостная информация должна быть. Но не в таком количестве. И совсем не в таком качестве, когда что ни слово, то или истерика или анафема.

<...> Про то, что святые и апостолы игнорировали в посланиях и проповедях самые значимые и потрясающие мирские события современности, обращая внимания на главное, на нутрь себя и братства Давайте же и мы будем заниматься обычным христианским делом – самовоззрением и покаянием.

<...>

Патриарх Антиохийский всех призывает к решительным действиям. Но что можем сделать мы – рядовые граждане чужих стран? Собирать ополчения? Так ведь во времена Минина и Пожарского в каждом доме был лук со стрелами и меч, с которыми уже можно было воевать. В то время можно было воевать и с вилами и топорами. И что: нам брать лопату и идти освобождать Сирию? Писать послания к сильным мира сего? Почти всем им наплевать на все наши открытые и закрытые письма. Нам остается только молиться и поститься!

Мы можем включить в свой помянник и игумению Пелагию с сестрами, и похищенных митрополитов Иоанна и Павла, можем молиться своими словами об умирении братского украинского народа, о наставлении на путь истинной веры всех заблуждших. В эти тяжелые дни мы можем молиться не только о себе молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», но и произносить после этого слова «и мир Твой». Так давайте вместо того, чтобы тратить время и силы на прочтение очередного опуса православного историка дяди Васи, лучше помолимся лишние полчаса о мире во всем мире, положим несколько (кто сколько может) поклонов о страждущих христианах всех стран, попостимся все (кто может) вместе совершенным постом (без еды и воды) – хотя бы в среду и пятницу до 15:00, – ради освобождения плененных инокинь и девочек приюта, ради вразумления ослепленных неверием людей. Это действительно будет жертва христианского сердца, в котором царит любовь за единоверцев и боль за незнающих Бога. Это будут угодные Богу две лепты вдовицы. И это намного эффективнее, чем яростная полемика на богословские темы с виртуальными оппонентами.

Я готов. Кто со мной?

Священник Сергий Бегиян
17 декабря 2013 года

@темы: Цитаты, Статьи, Ссылки, Политика, Позитив, Жизненное, Господь

01:54 

Причина экологического кризиса)

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Я чуть не подпрыгнула на работе, когда увидела заголовок:
ИСИХАСТСКАЯ ЛЕСТВИЦА И ПРИЧИНЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Лучше читать источник, там ссылки, но очень много эм... тяжелого для светского взгляда. Даже мне тяжеловато было, ибо позор мне, "Лествицу" я не читала(
Не знаю, почему Господь послал это теперь... почему с таким разрывом во времени поддержал меня в том, о чем мы говорили год назад... но не удержалась и повесила тут. Особенно меня впечатлило про листок))) ОЧЕНЬ впечатлило.

- - - - -
Новоевропейское понятие о «человеке безграничном», живущем в бесконечной Вселенной, создало предпосылки для экологического кризиса. Традиционное исихастское представление о человеке и Вселенной — иное. И человек, и мир мыслятся как творение Божие, которому от Создателя положены пределы. Православная аскеза меняет человека так, что он постепенно становится «человеком бесстрастным», для него уже недопустимо причинять вред окружающему его миру. Путь аскетического становления человека в докладе рассмотрен на примере Афонского подвижника — преподобного старца Силуана.

Экологический кризис имеет антропогенные причины. Их законно рассматривать в связи с вопросами антропологического порядка: как представляет человек свое место в мире? как меняется человек и как, соответственно, меняется окружающий его мир? В размышлениях над этими вопросами мы используем ресурсы исихастской аскетической традиции и ресурсы современного научного направления — синергийной антропологии.

Экологические проблемы нашего времени имеют свою предысторию. Новоевропейское сознание выработало представление о человеке безграничном[1], который силой своего «всемогущего» разума способен покорить природу. Таким образом, Вселенная превратилась в неисчерпаемый источник полезного для людей материала. «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник», — так говорили «передовые люди» XIX века[2]. Неудивительно, что XX столетие стало временем острого экологического кризиса.

В условиях кризиса звучат иные утверждения. Митрополит Иоанн (Зизиулас) подчеркивает: «Человек занимает место священника в творении (the Priest of creation), поскольку он, или она, по доброй воле обращает его в средство общения с Богом и людьми. Благодаря этому материальное творение не становится средством для достижения индивидуумом удовольствия и счастья, но является священным даром от Бога... Подобное «литургическое» природопользование приводит нас к формам культуры, которые с глубоким уважением относятся к материальному миру, и в то же время сохраняют центральное положение человека»[3] в мире. Вопросы экологии приобретают особое звучание в литургическом контексте, а также — в контексте православной аскезы[4].

Лествица духовного восхождения представляет собой строго выверенную аскетическую практику, в ходе которой меняется человек и меняется его отношение к миру. <...> «все создано для служения человеку, и потому, когда есть необходимость, всем можно пользоваться в творении; но на человеке, вместе с тем, лежит долг заботиться о всем творении, и потому всякий вред, без нужды нанесенный животному или даже растению, противоречит закону благодати»[5].

<...>Страсть сребролюбия побуждает нас эксплуатировать природные запасы в расчете на сверхприбыль.

<...>чревоугодие побуждает потреблять больше, чем диктует физическая нужда, больше и по объему, и по ассортименту пищи.

<...>

«Кто Духом Святым познал совершенную любовь к Богу, тот на третьей ступени (в данном случае на высшей ступени — д.П.). Но это редко с кем бывает <...> Листок на дереве зеленый; и ты его сорвал без нужды. Хотя это и не грех, но почему-то жалко и листок; жалко всю тварь сердцу, которое научилось любить»[21]. Познавший совершенную любовь бесстрастный подвижник творит умно-сердечную молитву и одновременно заботится о своих нуждах. Если ему нужно сорвать листок, он срывает. Если он сорвал листок без необходимости, это как-то нарушает бесстрастное устроение души, хотя явного греха здесь нет[22].

В раю была гармония между человеком и окружающим его миром. Но богозданный человек согрешил, он сам изменился и мир изменился. Падшему человеку среда его обитания приносит не только радость, но и великую скорбь[23]. Благодаря преп. Силуану мы видим, как человек меняется в аскетическом подвиге: человек кающийся преображается в человека бесстрастного, на ступени бесстрастия снова обретается гармония в отношениях с миром.

@темы: Господь, Политика, Ссылки, Статьи, Цитаты

13:38 

Истина

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
15.12.2013 в 12:01
Пишет strelkuz:

Мудрость


URL записи

@темы: Господь, Любовь, Цитаты

15:15 

Великое одиночество...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
«В буддизме ты очень одинок. Там нет Бога. Ты всецело борешься с самим собой. Ты наедине с собой, со своим эго. Ты совершенно одинок на этом пути. Это великое одиночество. А здесь у тебя есть помощник, товарищ и попутчик – Бог. Ты не одинок. У тебя есть Кто-то, Кто тебя любит, Кто заботится о тебе. Он заботится, даже если ты не понимаешь Его. Ты говоришь с Ним. Рассказываешь Ему, как чувствуешь себя, чего бы тебе хотелось, – существует взаимосвязь. Ты не одинок в трудной борьбе за жизнь и духовное совершенство. Это глубокая потребность человека. Что подтверждается и жизнью. Даже буддисты, исповедующие нетеистическую религию, создали различные божества. Пусть даже это была только мечта. Но они нуждались в том, чтобы соотноситься с чем-то, с кем-то вне себя»
(От рождения исповедовавший буддизм родившийся во Вьетнаме китаец, который, обратившись на Западе в Православие, впоследствии принял монашеский постриг на Святой горе Афон. Монах Исаия Симонопетрит)
....
«…темнота, бесконечное небытие вне времени и пространства, где всё временное не имеет значения… Я видел множество существ, которые обращались к этому, молили. Но темноту ничто не волновало. Это было абсолютное безразличие, полная безликость. Таков был мой опыт, когда я практиковал дзен. И по сей день я считаю, что это был реальный опыт. Проблема не в том, что я увидел, а в том, как это интерпретировал, потому что тогда я подумал, что увидел Бога»

«Я думал, что эти христиане нуждаются в личном Боге, потому что запутались в своем эго, потому что, еще не преодолев свою личностность… они нуждались в человекоподобном Боге… я же знал секрет, которого они не знали, – что Он, вернее, оно – безлично. Ты можешь просить у него что угодно – ему всё равно. Оно не против тебя, но и не с тобой… И в действительности ты ничего не можешь сказать о нем. Оно просто есть и всегда будет таким». Христенсен упоминает, что общался и с другими людьми, которые посредством йоги или дзен или употребления наркотиков пережили сходный опыт «безличного божества… вечного “сейчас”… безличной силы Вселенной». Христенсен пишет, что в тот период жизни он чувствовал себя так, словно был в аду.

"Скажу из моего собственного опыта, что Бога Истинного, Живого, то есть Того, Который есть “Сущий”, – во всем этом НЕТ. Это есть естественный гений человеческого духа в его сублимированных движениях к Абсолюту. Все созерцания, достигаемые на этом пути, суть самосозерцания, а не Богосозерцания. И во всем этом нет спасения человеку… Наша молитва всегда должна быть личностной, лицом к лицу. Он создал нас, чтобы мы стали причастны Его святому и божественному бытию, не разрушая своего собственного характера. Именно таково бессмертие, которое Христос обещал нам" (из архим.Софрония Сахарова)

«В этом разделе архимандрит Софроний прекрасно описал то, что испытал я… Сам занимавшийся йогой, он не отрицает подлинность опыта сверхличностного сознания. Он не был из тех христиан, которые… отрицали опыт нехристианских духовных практик как сплошь злых и демонических. Отец Софроний показывает, что эти переживания верны, а не ложны. Этот раздел объяснил всё. И то, почему я был в аду… и то, почему христианские святые проводили всю свою жизнь в попытках достичь личного Бога… Раньше я думал, что вера в личного Бога – это лишь состояние неполного духовного развития, а подлинная реальность – это безличный Абсолют. Теперь я начал понимать, что всё как раз наоборот: переживание вечного безличного бытия – это лишь часть пути… А главное – это пребывающий в вечности “Аз есмь”.
(иеромонах Дамаскина (Христенсен), американец, с молодости практиковавший дзен-буддизм)

Источник

Великое одиночество... вот, что я ощущаю в фэнтезийных мирах... великое одиночество и эту неумолимую неколебимую темноту...

@темы: Господь, Литература, Точка зрения, Цитаты, Я

13:57 

О зобмоящике

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Не за ради политики, и вне ее написанное мощно. Аполитичным под "море" просто не лезть.
---
<...> Наше родное, официальное, государственное телевидение. Злейший враг России на всем постсоветском пространстве.<...>Братские народы просто смотрят наше телевидение. И потихоньку перестают быть братскими.

«Русские сенсации», «С.С.С.Р.», «Центральное телевидение», «Ты не поверишь!», «Дом-2», «Окна», «Блондинка в шоколаде», программа «Максимум», «Ты очевидец!», «Битва экстрасенсов», еще не остепенившийся «Камеди Клаб», окончательно выживший из ума «Малахов+» — да, да, они тоже все это видели, у них тоже есть тарелки, из которых пришлось нахлебаться нашей телебаланды по самое «не хочу!» А вы думали, на границах России работают какие-то очистные сооружения? Зря вы так думали. Весь этот ядовитый селевой поток, которым мы в припадке веселого цинизма, наводнили собственную страну — он прошелся волной по всему русскоязычному миру, нанес нашим геополитическим интересам колоссальный вред и сэкономил спецслужбам конкурирующих государств миллиарды долларов<...>

Древнейшее из человеческих чувств — это обоняние. Когда человек что-то видит, слышит и нюхает, всегда побеждает запах. Даже самая красивая, умная и морально устойчивая девушка способна вызвать отвращение на всю жизнь, если она будет одета в платье, от которого нестерпимо воняет моргом или бомжем. И вытравить это первое впечатление потом будет крайне тяжело, если вообще возможно.

Культура — это тоже запах. Информационное влияние, которое общество распространяет вокруг себя, усваивается на уровне ментального обоняния. И посмердели мы в эти годы на просторах русскоязычного мира изрядно. Даже если Россия сдала в аренду все свои основные телеканалы Госдепу, и они вложили бы кучу денег в культурную травлю русскоязычной аудитории, им бы не удалось достичь такого эффекта.

Каждая цивилизация жива до тех пор, пока она рассказывает себе и миру какую-нибудь историю, персонажем которой нестерпимо хочется стать. Какую историю про себя мы рассказывали все эти годы? Мы рассказывали историю о том, что Россия — нищая, бестолковая, до предела деморализованная страна. Выжить в ней можно, лишь применяя методы прикладного цинизма. Тот, кто смотрит дальше послезавтрашнего дня — либо лох, либо рано или поздно эмигрирует на Запад.<...>

Дмитрий Соколов-Митрич
11 декабря 2013 года
Источник

@темы: Цитаты, Телевидение, Статьи, Ссылки, Политика, Негатив, Грустное

23:05 

Победительница туберкулёза

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
После окончания университета в 1926 году начала работать в области патоморфологии туберкулёза под руководством известного фтизиопатолога В. Г. Штефко. С 1945 по 1974 год возглавляла лабораторию патоморфологии туберкулёза в Государственном туберкулёзном институте (позднее Центральный научно-исследовательский институт туберкулёза Академии медицинских наук СССР). В 1940 г. защитила докторскую диссертацию, а в 1947 г. удостоена звания профессора. Ей принадлежит более 200 научных работ в разных областях медицины, в том числе семь монографий. Многие из них признаны крупными теоретическими трудами. Фактически, она стала основателем собственной школы патологов-фтизиатров, которые работают на всей территории бывшего Советского Союза. Научные заслуги В. И. Пузик отмечены наградами (Орден Трудового Красного Знамени, девять медалей, звание заслуженный работник медицины), а её научно-исследовательская деятельность уже в 1940-е годы нашла признание также у зарубежных коллег. Из Википедии



Думаю, я во многом то, что я из себя представляю, мои убеждения и принципы таковы, каковы есть, благодаря подарку Аполлинарии в 1999-2000, книги по воспоминаниям этой удивительной женщины. "Монашество последних времен", которое потом было издано уже под редакцией автора как "Старчество на Руси" Ее духовный отец и теперь для меня идеал духовного отца. И это чудо, что мой духовник одного с ним духа, несмотря на разницу (я же не в монастыре...) И, помню, что я тогда по прочтении сразу записала в помянник многих духовников из той книги. И молилась об о.Игнатии много лет. Пока, спустя лет 6 после его прославления, мне не попалась вдруг то самое переиздание... где была прорись иконы преподобномученника Игнатия. Бог сказал мне: хватит молиться о том, кто уже со Мной.

Матери Игнатии, Валентине Ильиничне Пузик, было почти 102 года (из них 76 в тайном монашестве), когда Господь призвал ее в 2008. И я была счастлива, что Кузьма прислал мне это дивное видео.

@настроение: больна

@темы: Цитаты, Церковь, Господь, Ссылки, Личность

02:18 

Момент разлома

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Вчера был день памяти святителя Григория Паламы.
Все про него помню, думаю и т.п.
Но вот статья опять меня вернула, развернула...
Прот.А.Ткачев. Причастие фаворского света

Даже не знаю, что там цитировать. Вроде, известно все вдоль и поперек. А такая красота и глубина... И вот где, оказывается, раздел!

------
Вопрос этот никто не готовил специально и возник он, как бы, сам собой, постепенно обозначая подлинную пропасть между разными целями жизни внутри христианства и разными типами благочестия. Точкой приложения усилий и тем щитом, о которые ломались копья, стал праздник Преображения. Что произошло на Фаворе? Что видели апостолы, и зачем они видели то, что видели? О православном учении: нетварный свет, обожение плоти в уподобление Христу...

<...>

Оппонент Григория – Варлаам – говорил, что созерцание Бога есть мысленное восприятие Божества, но никакое не приобщение к вечному свету и нетварным энергиям. Из этой точки Восток и Запад разошлись разными путями.

Запад, доверяя уму и за рассудком оставляя главную ценность, философствовал, размышлял, ставил проблемы, пока не растерял саму веру и не заменил благодать силлогизмами. Мы же, находясь в длительном у Запада плену, все ошибки его впитали и воплотили. Критиковать Запад можно, только изживая болезни Запада из себя. Иначе критика будет самоубийственной.

<...>

В заключение скажем, что раздел между Востоком и Западом в вопросе о спасении есть раздел между интеллектуализмом и человеческой праведностью с одной стороны, и подлинной святостью и начальным изменением падшей природы – с другой. Но обозначим некоторые опасные ловушки.

Во-первых, не все православные причастны в должной мере Божией благодати. Исповедание правого учения есть лишь указание правого пути. Но по пути нужно идти, а не просто указывать его. Поэтому хвалиться не надо. Во-вторых, западный путь размышляющего ума не есть путь абсолютного тупика. Свои открытия и свои полезные знания есть и там. Другое дело, что путь этот имеет конец и пределы, за которые выйти не в силах, и вот тут-то наступает время иных трудов и иных подвигов. Просто пренебрегать знанием, книгой, размышлением – грех. Григорий, выразивший самое возвышенное учение Церкви, был очень образованным человеком. Те науки, которым он отказывал в спасительности, были уважаемы им в должную степень и ему знакомы. Так, в юности он изучал Аристотеля и на одну из его лекций, читанных при дворе, раздались возгласы: «И сам Аристотель, если бы он был здесь, не преминул бы удостоить её похвалы». То есть не отрицанием внешних знаний, а указанием на их границы характерно Православие.

Посему, находясь на большом отдалении от собственно обожения, нуждаясь сначала в очищении, исправлении и научении, будем все-таки знать: конечная цель жизни человеческой есть благодатное преображение естества нашего и приобщение к жизни Божественной. На земле – частично и зачаточно, в вечности же – по иному, так, что и говорить об этом пока нельзя.

@темы: Господь, Ссылки, Цитаты

01:26 

Про полеты. Контроль. И доверие...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Как быстро Бог ответил мне про полеты!!!!!!!!!!!!! И как глубоко ответил!!!!!

Только в воскресенье думала на эту тему.... И вот статья. "Размышления в полете"
Ниже перетасовано под нужный мне смысл

***
– А почему он все-таки летит?
– Поверишь: я и сам не знаю! Не понимаю в этом ничего… Я думаю, что скорее всего это потому, что Богу так угодно… Да, точно, так оно и есть!

Помню, мне его ответ тогда очень понравился. И, безусловно, не тем лишь, что дан был с присущим ему юмором. Нет, так ведь оно на самом деле и есть. Можно привести множество различных объяснений, рассказать о тех законах физики, которыми обусловлена возможность воздухоплавания как таковая. Но лучше – вспомнить о Творце всего вообще и этих законов в частности, и всё сразу встанет на свои места, всё наилучшим и наипростейшим при том образом разъяснится.

Нравится мне этот ответ и сейчас – когда я вновь воспользовался услугами авиаперевозок. Не нравится другое. Отчего же именно беспокоюсь и переживаю я в воздухе? Оттого, что этот вид путешествия наиболее опасен, рискован? Но статистика этого не подтверждает. Оттого, что боюсь высоты? Но высота воспринимается при взгляде из иллюминатора скорее как некая абстракция, да и не всегда я сижу рядом с ним. Отчего же? Оттого, судя по всему, что что-то подсказывает мне: отправляясь в полет, ты должен всецело довериться… Нет, не компании-изготовителю, не точнейшим приборам, не искусству пилотов и даже не упомянутым выше законам физики. Я должен довериться Богу.

И что ж? Получается, что именно эта необходимость заставляет меня тревожиться? Меня беспокоит тот факт, что ничего во время полета не зависит собственно от меня – моих действий, умений, способностей, воли, в конце концов? Как ни крути, а получается так.

Интересно… Значит во всё остальное время своей жизни (кроме каких-то особенно трудных ее моментов, разумеется) я рассчитываю и надеюсь на себя самого, сам руковожу, управляю обстоятельствами, ситуацией и потому чувствую себя более комфортно, нежели в небе? Вот глупость…

Ведь на деле выходит, что в небе-то мне как раз всего и безопасней: тут я могу не бояться собственного неразумия, импульсивности, неосмотрительности, здесь мои неправильные действия, мои ошибки меня не погубят. В небе я, и правда, в большей степени, чем на земле, в руках Божиих. Не потому, что Господь как-то принципиально иначе промышляет об авиапассажирах, нежели о тех, кто путешествует поездом, на машине или пешком. А по вышеуказанной причине: оторвавшись от земли, я куда меньше могу Его воле противиться.

Думаю обо всем этом, слушая ровное гудение двигателей, чувствуя, как несемся мы сквозь воздушное пространство, и даю себе слово: больше я не гадаю о том, почему самолеты летают и почему иногда падают. Больше ни о чем, взойдя по трапу, не тревожусь. Но и спустившись, опять же, по нему, стараюсь жить так, словно и не спускался: помня, в Чьих я руках. Как на небе, так и на земле.

Игумен Нектарий (Морозов)

@темы: Господь, Жизнь, Ссылки, Цитаты

23:47 

Еще раз о любви.

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Сколько алмазов...

Как два полюса... о двух пониманиях многострадального слова любовь

1.
Песня группы "Лунный пёс" - Девочки.

2.
С любимыми не расставайтесь. Священник Александр Дьяченко Наблюдения священника, горькие и пронзительные, о том, куда же девается "любовь" к умершему после отпевания...

Вот из этой статьи...

О том, что любовь к умершему ближнему заканчивается после последней ноты отпевания. Из практики.

О том, что слово "любовь" нужно нам для оправдания себя. И что оно синоним эгоизма.

А вот ровно это я думала все часы, пока Вирд летела. И думаю каждый раз, когда мои несутся куда-то на машине или Ляля пытается свернуть себе шею в полете с высокой кровати

А когда я дочитывала финал, кое-что проясняющий про начало, я почти плакала... Плакала бы, если бы коллеги наконец встали и ушли уже домой...

Вообще... удивительный автор...

@темы: Цитаты, Ссылки, Любовь, Жизнь, Жизненное, Господь

08:27 

Слишком мало было во мне - меня...

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
***

Это больно, когда Ты уносишь боль:

я ведь прежде считал, что она — моя;

я не мог ее разделить с Тобой,

слишком мало было во мне — меня.

Выбрал первым Ты, потому что я…

ни за что,… никогда бы… не выбрал крест.

Ты сказал, что теперь эта боль — Твоя…

… И стоит Твой Крест возле людных мест;

мимо — поступь усталых и стертых ног,

мимо — взгляд равнодушно-тревожных глаз…

Но Ты сделал все, что Ты только мог,

для израненных, злых и свободных нас.

Нам осталось увидеть, что лишь с Тобой

мы способны остаться и стать людьми,

протянув на раскрытой ладони боль

и чуть слышно Тебе прошептав: «возьми!»



Андрей Десницкий

@темы: Цитаты, Стихи, Господь

00:10 

Ищущий справедливости... + библейское чудо с мукой

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Из воспоминаний о.Сергия Правдолюбова о владыке Питириме (Нечаеве) (владыку открыла мне дивная книга "Русь уходящая", где-то ниже по дневнику есть ссылка на эл.версию этой красоты)
В выделенном жирным - вся я. С тем отличием, что и ныне я того же примерно мнения. За что постоянно биваема бываю двумя дух.братьями. Ибо вопросы задают мне они... )

На первом году обучения я подошел как-то к нему в коридоре и сказал: «Владыка, простите, но меня один вопрос очень волнует. Можно мне немного с вами поговорить, чтобы понять, как к этому всему относиться?» Он сказал: «Хорошо, но только не здесь, а на следующей перемене выйдите из здания академии (а была поздняя осень, даже снег уже лежал), и там мы с вами поговорим!»

Я вышел – в одном только семинарском кителе (а надо было надеть что-нибудь потеплее: я так тогда замерз, хотя мы проговорили не более 20 минут), – и там, в саду академии, я, рязанский (как бы помягче сказать) «кутейник», сын священника, ищущий истины и справедливости, стал задавать ему беспощадные вопросы и требовал ответа. Требовал, чтобы мне объяснили: почему?

Мой отец учил меня, что мы живем так, как жили при Иоанне Златоусте, при Василии Великом, учил, что как Церковь всегда была свята и непорочна – так и в наше время – везде, всегда, во всех приходах, во всех учебных заведениях – эта святость и непорочность безукоризненно соблюдается. И вот я «напал» на владыку и требовал ответа. Почему я напал тогда? Ведь это было настолько нестандартно, настолько неправильно! А я вот вырос таким «диким» человеком, словно в XIX веке; отец не считал нужным нам мягко иногда говорить, что не всё у нас так безупречно и светло, как он сам об этом думает и себе представляет.

читать дальше - хотя бы ради чуда с мукой...

@темы: Господь, Ссылки, Церковь, Цитаты

00:06 

Ушла Татьяна Майданович

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Кажется, мой помянник никогда не содержал стольких новопреставленных сразу...
Любовь, прот.Николай, Андрей, Игорь... теперь вот Татиана.

Я читала воспоминания о ней и плакала. Как плачу почти всегда от проповедей митрополита Антония. Не потому, что она умерла. Потому что я не смогу прожить жизнь так, как она.

Выдержки

В пятницу, 8 ноября, в Лондоне состоится отпевание Татьяны Майданович, духовной дочери митрополита Антония Сурожского. Именно благодаря Татьяне Львовне и ее сестре Елене Львовне мы имеем многотомное печатное наследие владыки Антония.

Мне хотелось бы, чтобы было понятно, насколько Танино служение было бескорыстным. Бескорыстным не в грубом смысле слова, а в предельном. Это было служение Владыке. Но Владыка нежно улыбался, получая книгу, — первую или десятую, — и говорил: «О! Дивно! Чудно!» — и в ту же секунду передаривал ее кому-то. Он их не открывал. И сначала мы не до конца поверили в это, потом знали уже точно: ему все равно. То есть, она, как и Алена, не могла рассчитывать даже на благодарность с его стороны. На его любовь — да, но он всех любил. На особую любовь — да, конечно. Но это не то, на что рассчитывают. Обычно хочется благодарности, хочется услышать «спасибо».

Но этого не было. Было служение Владыке, но не для него. Для нас. Для всех. Испытание, которого, я не знаю, кто бы мог вынести. Она вынесла — легко, радостно.

Она всегда стояла недалеко. Но она старалась быть «окном», как Владыка был окном, через которое мы можем видеть Христа. Таня, при всей своей эксцентричности, странности, психической неуравновешенности, в конце концов, бросающейся в глаза, душевной, физической непохожести ни на кого на свете, — духовно была окном, в которое можно было увидеть Владыку.

@темы: Господь, Ссылки, Статьи, Церковь, Цитаты, митр.Антоний Сурожский

02:47 

Давить на совесть

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
01:36 

СКАНДИНАВСКИЙ СОЦИАЛИЗМ ГЛАЗАМИ НОРВЕЖЦА

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Откуда у меня открыта эта страница, не знаю, второй раз в я среди закладок ее не нашла.

СКАНДИНАВСКИЙ СОЦИАЛИЗМ ГЛАЗАМИ НОРВЕЖЦА

Человек, выросший в Норвегии, пишет о родине:


"Как почти все норвежцы я впервые столкнулся с истинной Норвегией в детском саду – детской тюрьме с левоэкстремистской феминистской гвардией, внушающей в своих невинных жертв пропаганду лжи и принуждающей детей "делиться" и "быть добрым" по отношению друг к другу. Соперничество было под запретом. "Победы" или даже "проигрыши" были под запретом: все должны были быть всегда равными во всём и вся. Играть в одиночку было запрещено. Ты должен был играть с другими детьми (в общине) и петь весёлые экстремистские песни с фанатичными "надзирателями". Отважные дети – а я был одним из них – избегали этого, пытались укрыться от "надзирателей" на детской площадке и даже пытались сбежать из детского сада. Мне было всего три года, когда я впервые перебрался через забор и пробежал 2 километра к дому, самостоятельно миновав все улицы. Прибежав к дому, я позвонил в дверь и был "арестован" своей матерью, которая почему-то ушла домой с работы в этот день, и немилосердно отправила меня обратно в марксистский детский ГУЛАГ...
В Норвегии реальность замещена какой-то "социал-демократической суррогатной реальностью", в которой всё идеально и в которой могучее норвежское государство заботится обо всём. Советская Норвегия идёт с тобой рука об руку до гробовой доски.
...меня отправили в начальную школу, и я был весьма прилежным учеником. Единственная проблема заключалась в том, что я был чересчур успешным: закончив все свои задачи раньше остальных, я вынужден был дожидаться, пока они догонят меня. Видите ли, в марксистской Норвегии все "равны" и практически это означает, что никому не дозволяется быть лучше самых медлительных, глупых и наименее умелых членов общества! Нет отдельных классов для хороших учеников или даже отдельных классов для самых плохих учеников. Вместо этого все помещаются в один класс, ибо в Норвегии не существует "хороших" и "плохих" учеников! Они все равны, и им даются равные возможности быть как все... или по крайней мере так заявляют марксистские экстремисты. Поэтому закончив свои задачи после почти 5 минут, оставшиеся 45 минут проходили в ожидании. Разумеется, самый глупый ребёнок никогда не завершал свои задачи, пока весь класс не окончит, он был слишком туп, чтобы вообще что-нибудь понять, поэтому дополнительные задачи мне никогда не задавали. Мне приходилось ждать. И ждать. И ждать. Целых 6 лет. Никакого настоящего соперничества в школе и в помине не было. Более всего мне было скучно в начальной школе. Я был настолько сыт по горло, окончив начальную школу, что хотел перевестись в другую среднюю школу, отличную от той, в которую пошли дети из моего класса, чтобы мне и там не было так же скучно. А в друг в новом классе не будет идиотов, тормозящих меня?!
Поэтому, поступив в среднюю школу, я был там единственным учеников из моей старой начальной школы. Я был новеньким в классе. Остальные ученики пришли из других школ. Увы! Вскоре мои надежды рухнули. Там царила такая же социалистическая и идиотская система, как и в начальной школе. Проблема состояла не в моей старой школе, в моём старом учителе или моём старом классе, а в том, что таковой была вся школьная система Норвегии! Когда в 8-м классе я начал пропускать уроки, перестал делать домашние задания, перестал обращать внимание на учителей и занимался на уроках своими делами, и при этом всё равно умудрился получить хорошие оценки, я понял, что впустую трачу своё время. Я забросил систему образования Норвегии и в 9-м классе почти не ходил в школу, пропуская 2/3 уроков...
Даже в университетах Норвегии никто ничего не требует. В Норвегии можно получить престижную степень, приложив минимумом усилий, и всю дорогу вы будете окружаемы самыми глупыми, медлительными и худшими студентами. Дело в том, что им тоже даются "равные возможности" для получения престижной степени, и чтобы они этого достигли, марксисты устранили все препятствия на их пути. Чтобы окончить курс в норвежском университете достаточно прочитать три-четыре книги. Для прохождения курса английского языка в университете Тромсё мне достаточно было перевести четыре страницы текста и посещать занятия один-два раза в неделю. Я не шучу!
Иное норвежцам не ведомо: они гордятся получением дипломов, считая себя успешными, не имея представления, насколько сложно получить тот же диплом в любой другой стране мира (включая Гану)... Они заплутали в марксистской суррогатной реальности. Как и следовало ожидать, в Норвегии из стен университетов выходит весьма малое количество математиков, врачей и биологов: с естественными науками не пожульничаешь. Чтобы научиться математике, обязательно необходимо понимать её! Поэтому в Норвегии после 2000 года получают образование меньше (!) представителей естественных наук, чем в 1950-х годах, когда даже средние школы не были доступны для всех. Сейчас образовательный бюджет приблизительно в тысячу раз больше, но... приоритеты имеют несколько иной характер, так сказать...
Получив образование, почти все находят работу. Норвегия гордится тем, что является одной из стран мира с низким уровнем безработицы! Ух ты! Какой подвиг! Марксистская система должна действовать, не так ли? Ну, не совсем так. Советское государство Норвегия сотворило чрезмерное количество так называемых мною "искусственных рабочих мест", чтобы попросту трудоустроить норвежцев и сохранить низкий уровень безработицы. У нас есть социономы, сексологи, масса журналистов, социал-антропологи и так далее, выпускаемые для подтверждения марксистских мифов и поддержания норвежского народа в неведении. Даже самые глупые девочки из рабочих семей обладают престижными степенями и допускаются до профессионального исполнения абсолютно бессмысленных задач.
Вследствие этого у всех работающих норвежцев государство забирает большую часть зарабатываемых ими денег посредством очень высоких налогов (на определённом этапе своей службы мой отец отчислял более 60% в счёт уплаты налогов!). В свою очередь государство обеспечивает своих граждан всем необходимым: дорогами, полицией, пожарной службой, больницами и т.д. Система социального обеспечения заботится обо всех. Ты беден? Нет проблем, государство поможет тебе! Ты болен? Нет проблем, государство поможет тебе! Ты не можешь как следует читать или писать? Нет проблем, государство позаботится о тебе! У тебя депрессия? Нет проблем, государство поможет тебе (с лекарствами)! (Ты хочешь умереть? Нет! Тебе нельзя, ты принадлежишь государству!) Твою машину угнали? Нет проблем, государство поможет тебе! Автомобиль был полностью разбит автомобильным вором? Нет проблем, государство поможет тебе! У тебя есть дети? Нет проблем, государство воспитает их за тебя! Твои дети не марксисты? Нет проблем, государство промоет им мозги за тебя! И так далее. Государству нужны налоги, потому что оно заботится обо всём! И не смей что-либо делать самостоятельно!
Если ты постараешься сделать в Норвегии что-нибудь самостоятельно, тебя сурово накажут за это. Частный бизнес? Чёрта с два! Задушат налогами! Хочешь построить свой дом? Чёрта с два! В Норвегии это запрещено, пока ты не сходишь на государственные "курсы домостроительства", преподаваемые одним из тех неудачников, который в противном случае был бы безработным (кстати, это хороший пример "искусственного рабочего места"). Хочешь защитить себя от физического насилия, избив нападающего? Чёрта с два! Иди в тюрьму, проклятая жестокая скотина! Хочешь защитить женщину, насилуемую на улице? Чёрта с два! У нас для этого есть полиция! Избил насильников? Это нападение, иди в тюрьму! Одерживаешь победу в кулачном бою (даже если подвергся нападению)? Иди в тюрьму! Потерпел поражение в кулачном бою (даже если ты зачинщик)? Бедняга, тебе протянут руку...
И именно здесь кроется ответ на мой изначальный вопрос: норвежцы настолько загублены этой социалистической идеологией, и благодаря тому, что они всю жизнь идут бок о бок с советским государством, они считают, что им воспрещено защищать самих себя или даже других! Ни когда норвежских женщин насилуют на улицах иммигранты, ни когда норвежские мужчины подвергаются нападениям на улице со стороны иммигрантов, ни на острове Утёйа, когда один человек отстреливает 800. Они должны ожидать, пока советское государство (в лице норвежской полиции) придёт и защитит их. Подростки на Утёйе скорее всего опасались наказания со стороны государства за попытку защитить себя!
И, друзья дорогие, верьте мне, когда я заявляю, что страх, который они скорее всего испытывали из-за опаски быть наказанным за самозащиту, был небезосновательным. Мне это известно, поскольку я защищал себя в Норвегии множество раз, и всякий раз был за это наказан. Меня наказывали, когда я защищался в детском саду, в школе и даже когда стал взрослым...
Социал-демократия в Норвегии не только повинна в мотивах стрелявшего на Утёйе, но и в количестве жертв, и я серьёзно обеспокоен будущим своего народа, когда наблюдаю, насколько сломлены многие норвежцы этой системой. Мои соотечественники превращаются в слабые, никчёмные, бесхребетные, ненавидящие себя существа, совершенно беспомощные и полностью зависимые от государства, заботящегося за них обо всём, они превращаются в норвежский тип гомо советикуса."
Варг Викернес

Варг Викернес
Дата опубликования: 15.05.2012

@темы: Политика, Цитаты

00:49 

Только если человеку предельно НАДО

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Про неприятное посольство Америки и всё преодолевающую ни грамма не капризную жажду в Америку попасть

« Время от времени я вижу (чаще на светских ресурсах) статьи на тему «чтобы быть интересной современному человеку, Церковь должна…» и далее выдвигаются те или иные требования — чаще всего, занять определенную политическую позицию, но иногда что-то более специфическое — пересмотреть отсталые догматы, пойти навстречу требованиям общественности в тех или иных вопросах…

И я абсолютно уверен, что ни одного «современного человека» Церковь к себе таким образом не привлечет. Почему? Потому что этот эксперимент уже ставился. Широкие шаги навстречу современному обществу уже делались рядом протестантских общин, например, Епископальной Церковью США. Эта община являет собой просто мечту либерального интеллигента — экуменическая, открытая, адогматичная, сохраняющая католическую эстетику без католической жесткости, с женщинами-епископами, и вот теперь еще епископами-геями. Все в лучшем виде, все требования прогрессивных кругов исполнены — и что? Община стремительно теряет прихожан. Люди не хотят к ней присоединяться.

Почему это так? Почему люди сначала требуют «сделайте нам в Церкви как мы хотим! Прекратите отталкивать думающего современного человека!», а потом, когда им делают, как они хотели, они все равно не идут? Наверное, потому, что «то, что человека раздражает в Церкви (или ее медийном образе)», и «то, что мешает ему войти в Церковь» — это совсем разные вещи. Раздражать может что угодно, а вот мешать войти может только одно — неверие.

Как-то давно — ближе к началу девяностых — я разговаривал с человеком, который очень хотел уехать в из наших неблагословенных снегов в благословенные Соединенные Штаты. Он считал, что у нас все плохо, а приближается уж и вовсе тотальный дизастер, а вот там, в Сияющем Граде на Холме, все очень хорошо. Он не просто мечтал уехать — он активно действовал, осаждая американское посольство.

Это было нелегко. Там его ждали огромные очереди из таких же, как он, соискателей, также рвущихся всеми правдами, а больше неправдами, достичь вожделенных берегов, и усталые от такого наплыва посольские работники. Они как-то совсем не рвались воплощать известные строки: «Всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде, / Из тесных берегов гонимых, бедных и сирот. /Так шлите их, бездомных и измотанных, ко мне, / Я поднимаю факел мой у золотых ворот».

Напротив, посольские работники смотрели на соискателей довольно косо — как на людей беспокойных и незаконопослушных, и видели свою работу главным образом в том, чтобы убедить каждого соискателя в том, что ни сегодня, ни завтра, ни через слезы, ни через угрозы, ни через жалкие попытки подкупа, ему тут ничего не светит, чтобы он наконец удалился и больше не приходил. Я не знаю, попал ли парень в итоге в Америку — он был человек энергичный и пробивной. Но он явно очень хотел и старался.

Человек, который жаждал попасть в Америку, не спрашивал, удобные ли условия обеспечены ему в посольстве (в стоящей очереди известно какие условия), и приветливы ли сотрудники (они были, по его словам, крайне неприветливы). Он спрашивал, как ему добиться своей цели — попасть в страну, которую представляло это посольство.

Я не знаю, может быть, сейчас времена изменились, в посольстве США нет никаких очередей, а сотрудники приветливы, как ангелы, встречающие спасенную душу — я просто не собираюсь ни переезжать в США, ни посещать эту страну, и мне просто неинтересно.

Так вот, Церковь — это небесное посольство. Форпост небесного Царства, вынесенный на нашу землю. Здесь дают подданство Вечного Царства. Здесь дают право на вход в настоящий сияющий город — Небесный Иерусалим.

Если я не верю ни в какой Небесный Иерусалим и полагаю все это жалкими выдумками, у меня нет никакого мотива присоединяться к Церкви. Там могут убрать все, что меня раздражает, и организовать все, что меня привлечет — крутить мою любимую музыку, собирать подписи за моего любимого политика, трижды в день провозглашать анафему политикам, напротив, мной нелюбимым, наряжаться героями моего любимого сериала, в общем, вытворять что угодно, но это никак не ответит на вопрос — а я-то что там забыл? Зачем мне туда идти?

Что, если я верю в Небесный Иерусалим примерно так же, как некоторые верят в эльфов? Их смутно греет мысль о том, что где-то в степях Ирландии эльфы еще сохранились, им легче и светлее с этой мыслью, но они не собираются пускаться на поиски эльфов. Они мечтают, да — но не настолько верят, чтобы действительно хоть как-то искать встречи. Если моя вера находится на таком уровне — меня тоже будет не очень-то тянуть в Церковь. Очень небольшая преграда — желание отоспаться в выходной день, слова какого-нибудь священника, которые мне не понравятся, да все что угодно, может меня удержать. И не очень-то хотелось.

Совсем другое дело, если я верю в то, что Бог может навсегда ввести меня в Небесный Иерусалим, в город, который вместо Солнца освещает Источник всей Истины, Добра и Красоты в мире, туда, где жизнь вечная и блаженная, и Радость, которую ничто не может отнять. Если я больше всего жажду войти в его ворота и утолить мою глубочайшую жажду водой из его реки. Тогда я устремлюсь в ближайшее посольство этого Города — и поверьте, я не буду капризничать. »


Автор - Сергей Худиев

@настроение: восторг

@темы: Цитаты

12:44 

Истинно!

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
01:25 

Вычитала. + Моменте море

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
По учению святых отцов, страсти заразны, и мы заражаем ими других. читать дальше

Источник - www.pravoslavie.ru/jurnal/65106.htm Кошачий десант. Дивный длинный рассказ о кошках

----
Я не хочу никого заражать!..(

Когда думаю о близкой смерти, думаю о чистке компьютеров и интернета от присутствия меня в мире. Удалении просто всего. Потому что всё - мусор. И за всё - стыдно. И не хочу, чтобы родные, особенно дети, обнаружили все эти постыдные страстинки, увлечения и прочий блуд.

Но когда закидываю мысль о "моменте море" под пресс псих.защиты отрицания, рука удалить дневник и аккаунты на стихире и прозеру, оба эл.ящика, пожечь домашнюю коробку с творчеством, форматнуть все винты-нотик-флешки... не решается... Да что на руку грешить... Давно знаю, что надо, но продолжаю оставаться в рабстве и несвободе... Практически по апостолу... days.pravoslavie.ru/Bible/B_rim7.htm

@темы: Господь, Грустное, Жизнь, Мысли вслух, Психология-Психиатрия и т.п, Ссылки, Цитаты, Я

23:29 

Живое Бого-подобие... среди нас!

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
Я не понимаю, как писать о том свидетельстве, что я приведу ниже. Я бы очень хотела, чтобы это прочитали все, кто заглядывает сюда. Я хотела бы никогда не забывать о прочитанном.

Многие помнят о том, что каждый призван к богоподобию... И даже далекие от религии люди, мне кажется, к одним из свойств Бога отнести всеведение. И вот... вот один из ярчайших примеров всеведения как ... проявления богоподобия.

О подобном есть множество свидетельств о старцах Оптиной, например. И старцах вообще. Таких, как о.Иоанн Крестьянкин. Но такого подробного, изнутри, такого тонкого и так глубоко проанализированного мне не встречалось.

«Я НЕ МОГУ ТЕБЯ ИСПОВЕДАТЬ» Из воспоминаний о старце Паисии (Олару). Архимандрит Константин (Кирилэ)

Я тоже ходил к отцу Паисию (Олару) в монастырь Сихастрия и скит Сихла, ездил туда в паломничество то один, то с друзьями, а главное – с приснопамятным профессором отцом Константином Галериу, нашим мудрым наставником в деле поиска и обретения духовных сокровищ.
Учась на Бухарестском богословском факультете я, следуя совету специалистов о том, что Священные тексты нужно читать на языке оригинала, старался выучить несколько языков, как вдруг ощутил острый экзистенциальный кризис, словно всё разом потеряло для меня смысл.

Переутомленный, дезориентированный, я решил исповедаться начиная с детства у самого достойного из всех духовников, кого я знал, – у отца Паисия (Олару). В одной из личных бесед архимандрит Никодим (Сакеларие)[1] говорил мне: «Отцы Паисий и Клеопа – истинные монахи и великие духовники. А для многих остальных было бы лучше, если бы они нашли себе другое занятие».

Я взял билет на поезд в Молдову. Но, хотя я и бежал, поезд ушел у меня из-под носа. Огорченный и сгорая от нетерпения, я вернулся к билетной кассе, решив сесть на первый же поезд, даже если он будет колесить по всей Румынии. Отправился я на следующем же поезде, проезжавшем через Брашов – Чичеу – Онешть – Аджуд – Бакэу – Пятра Нямц, а там пересел на автобус. Из Агапии пешком поднялся в гору до Сихлы[2]. Готовясь к встрече, я исписал несколько листов формата А4 мелким почерком в желании принести как можно более исчерпывающую исповедь перед этим святым человеком.

Батюшка жил в келийке на горе, по правую руку от деревянной церквушки. Перед моим приходом прошла сильная буря и распугала посетителей батюшки и паломников.

Нашел я батюшку Паисия (Олару) на улице, в маленьком садике посреди скал. Я подошел, приложился к его руке, испрашивая у него благословения, и стал усердно, но немного напористо просить его исповедать меня. Он ответил мне напрямик, что нельзя.
Меня обескуражил его отказ, но я подумал, что был недостаточно вежлив и учтив, надо было немного поговорить с ним, а затем уже обращаться с просьбой выслушать мою исповедь. Но батюшка снова отверг меня. Я сделал по меньшей мере пять попыток убедить его, чтобы он выслушал мою исповедь. Но в ответ каждый раз звучало «нет».

Раздосадованный, вымотанный, возмущенный, я спросил его:

– Но почему нет?

Тихим голосом он ответил мне:

– Я не могу, потому что я слепой.

Ответ был таким неожиданным, что как громом поразил меня.

Я подумал: «Господи, я не смог бы понести его креста! Если бы я лишился возможности читать в оригинале священные для всего мира тексты, это стало бы для меня смертельным ударом. Признаюсь, я не смог бы понести такого креста. Почему Ты дал его, Господи, возлюбленному Своему ученику? Но да будет так». И еще я подумал: «Лучше быть мертвым, чем слепым».

При мысли о тяжести его креста я пришел в замешательство. Но мое эгоистичное упорство все-таки привело мне на ум такую мысль: «Но я-то на самом деле хочу, чтобы он меня выслушал, а не увидел». Я подумал это, но не сказал.

А он спрашивает меня:

– Знаешь, где самое плохое место?

Я ответил, что не знаю. Он говорит мне:

– Самое плохое место там, где я.

Я снова прошу его выслушать мою исповедь. Мне обидно снова слышать отказ, и в голове моей проносится мысль: «Что это батюшка отказывает мне?! Ну да, ведь я человек умный, а он простой». И вдруг на меня словно обрушивается лавина – батюшка говорит:

– Чего ты ищешь у меня, человека простого и глупого, – и обращается ко мне по имени, – почему бы тебе не пойти исповедаться и побеседовать с профессорами и твоими просвещенными наставниками: к отцу Стэнилоае, отцу Галериу и другим?

В его присутствии я чувствовал себя словно в другом мире. Пространство, время и глубина его слов обретали новые измерения, как будто исходили из мира иного. Я был потрясен тем, что хоть я и не говорил ему, как меня зовут, где я учусь, кто мои руководители, но он, к моему удивлению, очень информирован обо мне. Оглядываюсь вокруг, но никого не вижу, не вижу и электрических проводов, ни телефонных тоже, к тому же я точно знал, что никому не открывал своего намерения, своих планов поехать исповедаться к отцу Паисию. Я понял, что он исполнен благодати, что он знает всё, что у него дар прозорливости от Бога.

Прошу его снова, чтобы он меня принял…

– Знаете, батюшка, я ведь стеснен в средствах и приложил такие усилия, чтобы добраться сюда и исповедаться.

Он отвечает мне:

– Знаю, что ты опоздал на поезд в Бухаресте. Знаю, что ехал через Брашов, Чичеу, Аджуд, Бакэу… окольными путями, но не могу…

А потом, как мне показалось, он попытался уклониться от беседы, говоря, как тяжело, мол, сдвинуть с места эти глыбы. Он имел в виду окаменение моего сердца и по сути ссылался на пророка, который говорит: «Переделайте сердца ваши каменные хотя бы в сердца плотяные, чтобы Господь затем обновил их»[3]. Сила его внутренней молитвы разбивала глыбы моего окамененного сердца.

Ощущаю горечь от его отказа и чувство ущемленной гордости. Решаюсь попросить еще раз. Теперь он оправдывает свой отказ, говоря мне:

– Я великий грешник, упрямый и очень гордый.

Я понял, что это он показывает мне, как в зеркале, мою внутреннюю жизнь! И решил отказаться от своей затеи. Помысл сказал мне: «Не терзай человека Божия, не отнимай у него время, необходимое для молитвы, приложись к его руке, испроси благословения и уходи».

Не успел я додумать эту свою мысль о том, что я недостоин, как батюшка снова изумляет меня, сказав:

— А теперь, тэтукуца[4], теперь я могу тебя исповедать.

Он взял меня за руку и повел в свою келийку с маленькими окошечками, надел епитрахиль и фелонь, зажег свечу и начал читать по памяти молитвы перед исповедью. Я тем временем выложил из кармана свои записи – я ведь хотел принести полную исповедь – и стал ловить лучик света от свечи или окошка, чтобы видно было написанное на бумаге.

И снова неожиданность. Закончив читать молитвы, батюшка начинает спрашивать меня о моих грехах в том порядке, в каком я их записал в своих бумагах. Меня как будто огнем обожгло. Буря мыслей и чувств закипела во мне. Не преминул всплыть и злой помысл. Примерно через полчаса после того, как он стал перечислять грехи (на самом же деле – спрашивать меня о моих личных грехах), я сказал себе: «Знаю, что батюшка святой человек, но все-таки он не Бог».

Сначала я думал, что всё это простое совпадение, что просто так вышло, что кое-что он знает, и только когда минут через 45 он слово в слово стал повторять то, что было записано в моих бумагах, я встрепенулся: ну это уже слишком …

Опечаленным голосом он говорит мне:

– Тэтукуца, ну почему ты и сейчас всё еще сомневаешься?

Я понял теперь, что это я слепой, глупый, окамененный, упрямый, гордый и прочее, в чём он обвинял себя, чтобы помочь мне пробудить в себе смирение, покаяние и слезы.
С этого момента он по-другому повел исповедь. Он говорил мне, что у меня в уме, на сердце и что написано на бумаге еще около трех часов. Затем, словно рассердившись, он останавливается, как бы озадаченный моим молчанием, чтобы незаметно отвести внимание от даров, обитавших в нем, и говорит мне:

– Сначала ты целый час терзаешь меня, желая исповедаться, так скажи же, что тебе надо сказать.

Я отвечаю ему:

– Батюшка, вы сказали мне всё… Мне больше нечего сказать…

Тогда он обращается ко мне, называя меня тем именем, каким мама звала меня в детстве, когда хотела приласкать. Затем посыпались имена моих родителей, одноклассников, родственников, друзей, преподавателей: имя, возраст, профессия, характерные детали и масса подробностей о жизни каждого, сотни и сотни имен… Это наводило на мысль, что работа даже самых страшных организаций, специально созданных для того, чтобы регистрировать каждую мелочь нашей личной жизни, – ничто по сравнению с ошеломляющей безмерностью всей той информации, которая ведома батюшке.

Своей высшей точки мое удивление достигло тогда, когда он начал говорить мне о будущем. Он подсказал, как нужно будет преподнести историю святого благоверного Штефана Великого[5] в монастыре Путна, чтобы не настроить против себя политические власти, бывшие столь же враждебными к Церкви в то время, как и сегодня.

В тот момент, когда он стал читать разрешительную молитву, я словно вкусил радостей рая. Всё, что он мне рассказал о будущем, я тут же забыл, и лишь по мере того, как развивались события, у меня в памяти всплывали слова, которые говорил мне святой батюшка. То были его свидетельства, разворачивающиеся во времени в течение уже почти 30 лет, с подробностями вплоть до математической точности, сообщенными мне батюшкой.

Словами невозможно описать ту реальность и глубокую радость, которую я испытал после его разрешительной молитвы.

Архимандрит Константин (Кирилэ)
Митрополичий кафедральный собор, Яссы
Перевела с румынского Зинаида Пейкова

Перевод выполнен по книге: Părintele Paisie Olaru, povăţuitor spre poarta Raiului [Отец Паисий (Олару), проводник к воротам рая]. Iaşi: Doxologia, 2010. P. 153–157.

18 октября 2013 года


[1] Архимандрит Никодим (Сакеларие; 1902–1973) – современный подвижник благочестия, вошедший в «Румынский патерик». До изгнания монахов из монастырей в 1959 г. преподавал в богословских семинариях. Составил фундаментальный справочник по каноническому праву в помощь духовникам под названием «Церковное правило».

[2] Расстояние от монастыря Агапия до скита Сихла, где отшельником жил старец Паисий в 1972–1984 гг., составляет 7 км.

[3] См.: Иез. 11: 19.

[4] Ласковое обращение вроде «батенька».

[5] Штефан III Великий и святой (1429–1504) – господарь Молдовы, символ ее величия и гордости.


@темы: Господь, Ссылки, Церковь, Цитаты

21:50 

Еще раз о свободе как условии для любви и веры. 2

Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшном Судищи Христове, просим (с)
www.pravoslavie.ru/jurnal/64970.htm

Вот это поставило все на те места, где раньше и стояло:

Кто-то может возразить: «Значит, ты предлагаешь оставить все как есть, ни во что не вмешиваться, ни о чем не переживать и лечь спать спокойно?»

Нет, я вовсе не предлагаю вообще оставить человека, находяшегося рядом с тобой, в покое, но изменить способ действия: будь постояннно рядом со своим ребенком, со своей женой, со своим мужем, с тем, на кого хочешь оказать влияние, но выбери другой, бесшумный, невидимый и очень действенный способ – молитву, смирение, уважение к другому и возделывание своей души.


читать дальше

@темы: Ссылки, Господь, Цитаты, Церковь

моя чужая жизнь

главная